Close

  • Вялотекущие размышления

    Если приходится вставать рано утром, часов в семь, а не в обед, как я обычно это делаю, время, когда люди начинают активно задумываться о полднике, кажется мне поздним вечером. Ну что ж, раз так, значит и занятие надо подобрать соответствующее вечеру.

    Сижу в любимом баре, смотрю через затемнённое стекло на и без того серую улицу. Я люблю пасмурную погоду, низкое ватное небо создаёт ощущение уюта и покоя. Начинают медленно падать крупные снежинки, которые тают, едва коснувшись стремительно темнеющего от их предшественниц асфальта. Прекрасно, первый снег вызывает во мне чувство грусти и восторга одновременно. Опять же, появляется повод, который грех не отметить. Народу ещё немного и в помещении нет стойкого гула, который отвлекает от размышлений, на которые в этот раз у меня осталось часа два, даже меньше.

    Я отдала все долги и даже умудрилась не остаться при этом на мели, что несказанно радует, и радовало бы ещё больше, если бы не припаркованный напротив белый солидный Escalade, который напоминает мне о несолидности моих финансовых успехов. А вообще, мне кажется хорошей идея красить массивные машины в белый цвет - он делает их по-праздничному нарядными.
    «Вечный покой сердце вряд ли обрадует, вечный покой - для седых пирамид» - потихоньку подвывает динамик. Ну почему сразу для седых, я вот не седая, а покой люблю. Что б, с одной стороны, жизнь кругом кипела, но, с другой, иметь возможность оставаться при этом сторонним наблюдателем ровно столько, сколько этого будет хотеться. А хочется этого не вечно, конечно, но довольно часто и подолгу.

    Чувствуется окончание рабочего дня: людей больше забегало, все куда-то торопятся. А я всё созерцаю, безрезультатно пытаясь пустить кольцо из дыма. Мне не надо спешить домой, что бы успеть приготовить ужин и погладить чьи-нибудь рубашки. Своих у меня нет, а поужинаю я здесь. Это радует.

    Мне не придётся выяснять ни с кем отношения, дуться на кого-нибудь и ревновать, потому что сейчас середина недели, а встречаемся мы обычно в пятницу, или на выходных, и то если это время не займётся кем-нибудь повкуснее, всякое ведь может случиться, а моногамия – не наша прерогатива, да и разнообразие полезно во всём, и очень хорошо, когда оба человека это понимают и не ебут друг другу мозги. В этом плане нашим мозгам повезло.

    «Врагу не сдаётся наш гордый Варяг, пощады никто не желает». Обожаю их музыкальную подборку, песни порой воодушевляют не меньше пива, а вкупе это всё создаёт позитивный боевой настрой. Настолько позитивный и боевой, что Escalade в окне уже не кажется чем-то недостижимым. Где-то на краю сознания очухалась забытая мысль о собственной гениальности. Пока что, правда, не совсем понятно, в чём конкретно состоит эта гениальность, но хочется верить, что она есть и рано или поздно проявится. От этого становится как-то светлее на душе и почему-то вспоминается Есенин:
    А на улице мальчик сопливый.
    Воздух поджарен и сух.
    Мальчик такой счастливый
    И ковыряет в носу.

    Постепенно нарастает белый шум вокруг, воздух наполняется сигаретным дымом, а в женский туалет выстраивается очередь. В такой обстановке сидеть одной уже как-то некомильфо, но этого и не придётся делать: я вижу стремительно приближающуюся к бару компанию моих товарищей – собутыльников, что очень кстати ещё и потому что в памяти начинает всплывать последнее, довольно печальное четверостишье Есенинского стихотворения про сопливого мальчика:
    Я уж готов, я робкий,
    Глянь на бутылок рать!
    Я собираю пробки-
    Душу мою затыкать.
    Untitled Document